История античной Иудеи
ГлавнаяМагазин JUDAEA.RUПартнеры сайтаДисклеймерФорумКонтакты

Поиск по сайту

Интересные материалы сайта

ПАРТНЕРЫ САЙТА

Иерусалимские древности

Географическое общество Израиля

Царица Береника: Иудейская Клеопатра.

Армия Цестия была пёстрой, как и те области, в которых она была размещена. Помимо римлян, в ней находились сирийцы, аравийцы, египтяне и даже несколько тысяч еврейских воинов, по приказу Береники и Агриппы примкнувших к войне с «иерусалимскими смутьянами». Цестий сумел, где с помощью армии, где, опираясь на противников войны в городах, подавить один за другим мятежи.
«Блиц-криг» Цестия закончился в Иерусалиме. Несмотря на то, что ему удалось захватить часть города, он не сумел воспользоваться этим, неожиданно запаниковал и, что называется, дал дёру. Всё это привело к полному разгрому его армии. В боях с еврейскими повстанцами Цестий потерял 6000 легионеров. Фортуна, эта римская богиня удачи, вложила в руки зачинщиков восстания зелотов богатую добычу: большую сумму денег, а главное, всевозможные виды оружия. Кроме того, к ним в руки попал основной военный штандарт римлян - золотой орёл, что считалось невероятным позором для римских воинов.
Охваченные эйфорией победы над римлянами, лидеры враждующих в Иерусалиме группировок помирились и выработали общую военную стратегию в войне с Римом. Но мир в междоусобной войне, с её накалом страстей и амбиций, не мог быть продолжительным. Покружив недолго в чистом небе, «голубь» всеобщего согласия рухнул на Иерусалимскую площадь, поражённый пущенными в него со всех сторон стрелами.
Война друг с другом опять достигла пика. Иерусалим снова тянули в разные стороны, «четвертовали», разрывали на части, делили на свои «районы влияния». И вот уже Нижний город схватился в смертельной схватке с Верхним городом. Засев во дворцах, в башнях, в Храме, евреи воевали друг с другом внутри города по всем правилам классической войны с применением осадных орудий, катапульт и камнемётов, которые они отбили у армии Цестия. Можно себе представить сколько гибло при этом жителей и во что превращался город с его узкими улицами и Храмом, который переходил то в одни руки, то в другие.
«Топча ногами груды мёртвых тел, мятежники сцепились в смертельной схватке» - пишет Иосиф Флавий и уточняет: «это была междоусобица внутри междоусобицы». Кровавое «отсеивание» приводит в конце концов к тому, что на иерусалимском поле битвы остаются только три лидера, три вождя: Йоханан, Эльазар и Шимон. Каждый из них не останавливается абсолютно ни перед чем, чтобы стать единовластным хозяином Иерусалима.
Слово Иосифу Флавию. «Иоханан и его люди грабили горожан и с новыми силами ополчались против Шимона, тот же в своей борьбе с соперничающими партиями зависел от городских запасов... В какой бы части города Йоханан не оказывался, он никогда не упускал случая поджечь дома, полные зерном и всякого рода припасами, когда же отступал, то продвигавшийся на его место Шимон следовал его примеру.
В итоге, строения вокруг Храма были сожжены до основания, город превратился в пустыню, служившую ареной междоусобной войны, и всё зерно, которого хватило бы на то, чтобы продержаться в течение многолетней осады, сгорело». В Иерусалиме разразился страшный голод. Иосиф Флавий рассказывает леденящую душу историю людоедства, когда мать, сошедшая с ума от голода, сварила собственного ребёнка. «Не видя спасения от охвативших город бедствий, - пишет далее историк, - старики и женщины молились о приходе римлян и с надеждой ожидали нападения извне, которое освободило бы их от свирепствовавших внутри города ужасов».
Напуганный волнениями на Востоке, Нерон отправляет навести порядок в «иудейской провинции» Веспасиана, опытного, состарившегося в сражениях вояку. В свою карательную экспедицию Веспасиан прихватывает своего старшего сына Тита. Вместе они делят теперь бремя войны, которая ещё самим неожиданным образом скажется на дальнейшей судьбе их обоих.
В столице Сирии Антиохии Веспасиан застал брата Береники Агриппу. Царь привёл ему в помощь 2 тысячи лучников и тысячу всадников. В первом иудейском городе Циппори, который оказался на пути армии Веспасиана, римскому главнокомандующему и его сыну Титу «оказали почётный приём» и даже предложили, как выражается историк, «свою помощь в войне с собственными соотечественниками».
Совершенно другой «приём» оказали римлянам жители Йодфата (Иотафата). Защитники города, которыми руководил тогда Иосиф Флавий, неожиданно оказали армии Веспасиана такое серьёзное сопротивление, что обратили в бегство несколько легионов. Об интенсивности сражений под Йодфатой говорит то, что в нём досталось и самому Веспасиану. Он был ранен в ногу, а в щит его вонзилось несколько стрел, посланных еврейскими лучниками. «Вся земля вокруг сражающихся, - вспоминал Иосиф Флафий, - была залита кровью, а по трупам можно было взобраться на стену (города)». Город был взят лишь после 47 дней осады. Кстати именно там, под Йодфатом, Иосиф Флавий вместе с горсткой других повстанцев попал в окружении и сдался в плен римлянам.
Оказал римлянам сопротивление и другой еврейский город - Гамла. Гамла была захвачена лишь после 23 дней невероятно жестоких боёв. Причём в этот раз, во время боя, Веспасиан только чудом избежал смерти.
Вот на этом батальном фоне, располагающем к чему угодно, только не к любви, и происходит встреча Тита с Береникой. И с этого дня они вместе. Их встречи не прервались даже тогда, когда в Риме после вынужденного самоубийства Нерона началась своя междоусобная война за освободившийся римский трон. Веспасиан отправляет в Рим на разведку Тита, но тот возвращается, так и не доехав до Рима. «Некоторые считали, - пишет известный римский историк Тацит, - что повернуть обратно Тита заставила страсть, которой он пылал к царице Беренике. Юноша и в самом деле не был к ней равнодушен». «Молодая, красивая, - продолжает дальше историк, - она даже старого Веспасиана обворожила любезностью и роскошными подарками».
К сцепившимся в кровавой драке за власть в Риме решил присоединиться и подбадриваемый своей армией Веспасиан. Оставив сына Тита заканчивать с подавлением восстания в Иудее, он в срочном порядке уезжает в Италию. Тит остаётся наедине с непростой задачей - подавить распространившееся на всю Иудею восстание «еврейских фанатиков». На удивление Риму оно приняло слишком упорный и слишком затяжной характер.
И в схватках с армией Цестия, и в боях с армией Веспасиана, когда повстанцы забывали на время о своих распрях и оказывались лицом к лицу с «завоевателями мира», они проявляли незаурядный военный талант, изобретательность и мужество, что так поражало даже видавших виды римских легионеров. Можно только гадать - какой дальнейший ход приняло бы их противостояние с Римом, если бы не война, которую они вели друг с другом. Скорее всего римляне бы всё равно одержали победу, но, наверняка, война велась бы значительно дольше и с куда большими потерями для римлян. Длительная же война была на руку восставшим евреям и грозила Риму совершенно непредсказуемыми последствиями. Ведь за этой войной следил весь остальной, подвластный Риму, Восток. Следил и «мотал на ус». В глобальных интересах Рима было как можно быстрее справиться с кризисом в Иудее.
Когда войска Тита осадили Иерусалим, их едва ли не основной ставкой стала ставка на братоубийственную войну евреев, которая не прекращалась за стенами, выглядевшего неприступным, города. «Римские военачальники, - пишет Иосиф Флавий, - рассматривали междоусобицу в стане врага как дар, посланный им самим небом». Истребление друг друга в Иерусалиме закончилось лишь тогда, когда, после многомесячной осады, «город с трёх сторон внезапно потряс ужасный удар» римских таранов. Только тогда решили вожди группировок положить конец кровавой вражде и объединить свои усилия. Впрочем, это решение уже ничего не могло изменить в судьбе истерзанного своими же жителями города. Оно лишь продлило его агонию.
«Восстание было подавлено. Причинённый стране ущерб достиг фатальных размеров отчасти и потому, что сами повстанцы придерживались тактики выжженной земли, - пишет в книге «История древнего Израиля» историк Майкл Грант. Еврейское население понесло страшные потери. На месте погибших разрешили селиться иммигрантам-язычникам. От самого Иерусалима не осталось камня на камне».
В общей сложности, в этом восстании и в восстании Бар-Кохбы, которое произошло 60 лет спустя, погибло, по приблизительным подсчётам, более миллиона евреев. После разгрома восстания Бар-Кохбы еврейское государство на 2000 лет прекратило своё существование.
Примечательно, что в авангарде римской армии Тита, наступавшей на Иерусалим, находились и войска Агриппы и Береники, а одним из ближайших советников Тита во время битвы за Иерусалим был уже упомянутый префект Египта, еврей, с типично римским набором имён - Тиберий Юлий Александр. Примечательно и то, что Иосиф Флавий, воевавший одно время на стороне восставших, называет своих бывших соратников в «Иудейской войне» не иначе, как «смутьянами» и «разбойниками». Они и были для Иосифа Флавия и Береники «смутьянами» и «разбойниками». И в силу этого, по их мнению, прямыми виновниками разразившейся катастрофы. Они ввергли страну в пучину бедствий. Их восстание поставило еврейское государство на грань полного исчезновения. Государство, которое способно было пережить, как считали умеренные еврейские лидеры, и прокуратора Флора и других римских монстров. Правда, при одном единственном условии: если в этом ему не помешают кровавые авантюры Иоханана, Шимона и им подобных.
Не были они в глазах Береники героями. И за свои злодеяния заслужили, по её мнению, самого тягчайшего наказания. Собираясь воевать с римлянами, они умудрились затеять и беспощадную войну с собственным народом. Они чуть было не забили насмерть камнями её и её брата, они сожгли и разграбили её дворец в Иерусалиме.
«Шестнадцать тысяч благородных юношей», как называет их Иосиф Флавий, были зверски убиты ими только за то, что они были знатного происхождения. В первые два года восстания, а оно длилось четыре года, еврейскими экстремистами в Иерусалиме были уничтожены все руководители умеренного толка.
Война закончилась. И Беренике казалось, что её миссия теперь состоит в том, чтобы спасти тех, кого ещё можно было спасти. Она, Иосиф Флавий, все, кто хотел и мог это сделать - выкупали пленных, давали деньги на восстановление разрушенных домов, теребили с просьбами о помиловании командовавшего теперь в Иудее Тита. И больше всех его теребила Береника. Возможно, что именно её присутствие в его жизни повлияло на то, что Тит не дал в обиду евреев в Сирии, когда там едва не начались погромы. Сам же Тит торопился уехать в Рим, где его отец был провозглашён императором. Если его что-то и удерживало ещё в Иудее, то это «что-то» была - она. И только она. Его Береника.
Оставив дела на других, он умчался в Рим, взяв с Береники слово, что она вскоре последует за ним и дав ей слово жениться на ней в Риме. Жениться, как бы к этому не отнеслись его отец, его любезный братец, его друзья и уж тем более, его враги в Риме, которых, как он это хорошо понимал, было предостаточно.
Непримиримые бунтари Иерусалима неоднократно упрекали еврейскую элиту в привычке жить с рабской оглядкой на Рим. Было ли в этом от следования старому как мир кредо: «С волками жить - по-волчьи выть», или срабатывал гипноз античности, с её потрясающим искусством, поэзией, философией, великими соблазнами того времени не только в глазах еврейских аристократов? Или это были колоссальные финансовые и прочие возможности, которые предлагала римская империя и которыми глупо было бы пренебрегать, даже если при этом и приходилось поступиться религиозным фанатизмом, на котором настаивали сикарии и зелоты? Наверное, имело место и то, и другое, и третье.

биографииИудеяИудейская война 

30.09.2008, 25258 просмотров.

Читать дальше:
1 2 3



Обсудить на ФОРУМЕ



Также читайте:

03.11.2009 21:37:34

ЕВРЕИ И РИМ. КРУШЕНИЕ НАДЕЖДЫ

С приходом к власти в Риме императоров-христиан, положение евреев в Эрец- Исраэль и других провинциях Римской империи резко осложнилось. Это объясняется тем, что в основу государственной идеологии была положена   религия не только оспаривающая у евреев право на толкование Библии, но и напрямую обвинившая их в Богоубийстве. При этом надо иметь в виду, что в ранних евангельских текстах не наблюдается  острой враждебности. Распятие рассматривалось, прежде всего, как дело рук самих римлян.  Но по мере развития традиции Нового Завета место споров с фарисеями, мудрецами и Первосвященником заняла полемика против евреев и иудаизма, а представление об отдельных евреях как врагах Иисуса сменилось демонизацией всего еврейского народа в целом.

Какие же события происходили в те далекие годы, как отразились они на судьбе евреев?

Александр Эльяшов

 

иудаизмхристианствоИудеярелигияРим 

02.03.2009 09:40:22

Нелегкая победа Адриана

Внимательное изучение короткого упоминания у Кассия Диона в связи с давно и недавно обнаруженными надписями показывает, что Второе Восстание бросило серьезный вызов римской военной мощи и нанесло постыдную рану римскому самолюбию и гордости. Малочисленный народ в небольшой провинции осмелился восстать во второй раз против могущественного Рима. Евреи, причиняя огромные потери римским силам, оказались в состоянии заставить защищаться империю на протяжении почти четырех лет.  Кроме того, анализ фактов наводит на мысль, что восстание распространилось за пределы Иудеи в Аравию  и, возможно, в Галилею. По словам Ханны Коттон из Еврейского университета в Иерусалиме, «Второе Восстание потрясло самые основы Римской империи».

Вернер Эк (By Werner Eck)

надписиИудеявосстаниеБар-КохбаАдрианРим 

16.03.2008 20:03:54

Могила Ирода Великого

Профессор Еврейского университета в Иерусалиме, археолог Эхуд Нетцер (род. 1934г) на протяжении 35 лет своей профессиональной деятельности изучал всё, что связано с деятельностью Ирода. Заветной мечтой ученого было найти могилу царя. Ведь о месте его погребения было известно довольно точно — Иродион.

Аркадий Таль

ИзраильИродионИродианыраскопкинаходкиИудея 

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar

История и археология

18.02.2009 09:01:48

"Греческая" находка проливает свет на историю Маккавеев

Три фрагмента греческих надписей, которые считаются частью "Стелы Гелиодора", были недавно обнаружены при раскопках в Израиле. Археологи работали в национальном парке Бейт Гуврин. Стела Гелиодора датируется 178 годом до н.э. На этом изваянии из известняка начертаны 23 строки, которые считаются одними из самых важных древних надписей, найденных в Израиле.

Израильнаходкинадписи 

01.06.2007 07:35:00

Археологи установили, где располагался Второй Храм

Профессор Йосеф Патрих из института археологии Иерусалимского университета утверждает, что обнаружил точное месторасположение Второго Храма и жертвенника

ИерусалимХрамверсии 

Архив "История и археология"

Aviasales.ru

Aviasales.ru


Copyright © 2007-2022 JUDAEA.RU

Все права защищены. Перепечатка, в том числе размещение на сайтах, публикация в СМИ, издание книг, сборников, альманахов, распространение на электронных носителях и т.д. без письменного разрешения запрещены. Подробнее

Rambler's Top100