История античной Иудеи
ГлавнаяМагазин JUDAEA.RUПартнеры сайтаДисклеймерФорумКонтакты

Поиск по сайту

Интересные материалы сайта

ПАРТНЕРЫ САЙТА

Иерусалимские древности

Географическое общество Израиля

На последней неделе

попытка виртуальной экскурсии по христианскому Иерусалиму

Юрий Полторак

В первый день страстной недели христиане вспоминают о событиях, произошедших с Иисусом из Назарета во время его последнего пребывания в Иерусалиме. Я предлагаю вашему вниманию одну из возможных версий развития этих событий. Она сложилась у меня на основании анализа текстов Ветхого и Нового Заветов, а также некоторых исторических трудов и художественных произведений.  Не судите слишком строго: я всего лишь попытался представить, что могло произойти с человеком, которого звали Иисус из Назарета в Иерусалиме почти две тысячи лет назад в дни еврейского праздника Песах.

«Когда на последней неделе

Входил он в Иерусалим,

Осанны навстречу гремели,

Бежали с ветвями за ним».

Так, согласно первому куплету стихотворения Б. Пастернака из евангельского цикла романа «Доктор Живаго», встречал Великий город одного из своих самых известных гостей. С этого момента судьбы Иерусалима и Иисуса из Назарета слились навечно.

В этом путешествии мы попытаемся осознать почему вот уже почти две тысячи лет христиане всего мира обращают свои взоры к этому городу и почитают за великую честь прикоснуться к его святыням. А заодно попытаемся понять, что действительно могло произойти здесь в те далёкие годы, и как это отразилось на появлении в мире новой религии, названной её адептами христианской.

Идет месяц нисан, когда, по закону иудейскому, каждый еврей должен принести в Иерусалимский Храм искупительную жертву в Песах - великий праздник освобождения из египетского рабства. Вместе с десятками тысяч паломников отправляется в Святой город галилейский проповедник Иисус и его двенадцать учеников - апостолов.

Уже восьмой год ненавистный римский наместник Понтий Пилат с показной жестокостью тирана – временщика хозяйничает в стране. Уже неоднократно фанатики – зелоты поднимают народ на борьбу с иноземным владычеством, и каждый раз эти мятежи безжалостно подавляются. Высшее же жречество вместо того, чтобы стать на сторону народных интересов, защищает лишь свой карман и привилегии. Да и мелкое чиновничество и раввины – фарисеи и толкователи закона – книжники притихли, видимо боясь репрессий и потери того малого, что имеют. Но что, как впоследствии провозгласил другой классик, может потерять тот, кто не имеет ничего, кроме своих цепей? А проповедник из Назарета слышит, что на праздник в Иерусалим приехали не только паломники, что готовится очередная заварушка. И, кто знает, может быть, на этот раз получится? И Иисус принимает судьбоносное решение: он будет участвовать в этом «проекте».

Даже не посвящая учеников в свои замыслы, Иисус очень тщательно готовит свою операцию. Во–первых, он въезжает в Иерусалим со стороны Масличной горы, прекрасно зная, что эта возвышенность напрямую связана с царём Давидом. Ведь именно здесь оказывается этот легендарный правитель, спасаясь от преследования во время путча, устроенного его сыном Авессаломом: «А Давид пошёл на гору Елионскую, шёл и плакал; голова у него была покрыта; он шёл босой... И взошёл на вершину горы, где он поклонялся Богу» (II Кн. Царств.15, 30- 32). И, вне всякого сомнения, раввину из Назарета были хорошо известны слова пророка Иезекиила: «И поднялась слава Господня из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города» (Иез.11, 22 – 23 ). А этот пассаж считался у иудеев доказательством того, что Мессия начнёт своё победное шествие по Святой Земле именно с этого иерусалимского холма. А ещё знал Иисус пророчество из книги Захарии: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се, Царь твой грядёт к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий... на молодом осле...» (Зх, гл. 9 : 9). Вот потому он и попросил своих учеников привести ему ишака, на котором вскоре въехал в город Давида, о чём свидетельствует Лука в 19–й главе своего Евангелия.

Вот и мы начнём это наше путешествие с Елионской горы и проследим путь Иисуса во время его «последней недели» в Иерусалиме. И первая наша остановка будет (после вершины горы, откуда открывается одна из самых поразительных панорам города) в церкви Плача Господня. Ведь именно на этом месте, согласно христианской традиции, Иисус воскликнул: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф, гл. 23 : 37). А потом, «смотря на него, заплакал о нём и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; Ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне...» (Лк, гл. 19: 41–44). И ведь прав оказался, в 70–м году I века н. э. римляне захватили столицу Иудеи и «камня на камне» не оставили от Иерусалимского Храма... Правда, некоторые учёные считают, что Евангелия были написаны уже после Великого иудейского восстания 66-73 гг.... В 1955 г. здесь появляется построенная по проекту архитектора Антонио Барлуцци восхитительная капелла в форме слезы, алтарная часть которой обращёна не на восток, как обычно, а на запад – потому что - на Иерусалим. Ибо именно с этой стороны мог увидеть и оплакать этот город Иисус. Рядом, слева от входа – фрагменты мозаичного пола византийской церкви. Внутри храма под алтарём – изображение упомянутой Иисусом птицы и вместо восточной стены здания гениальное художественное решение – окно, из которого открывается фантастической красоты вид на Старый город.

Продолжим, однако, спуск с Масличной горы. Нас окружает одно из самых старых иерусалимских кладбищ со множеством надгробных камней. Наверное, так же оно выглядело и две тысячи лет назад. И, возможно, именно эти могильные плиты имел в виду Иисус, отвечая на протесты фарисеев на его славословие учениками: «...сказываю вам, что, если они умолкнут, камни возопиют» (Лк, гл. 19 : 40).

Следующим действием назарянина стало посещение Иерусалимского Храма и знаменитое изгнание из него торгующих и менял: «И вошед в храм, начал выгонять продающих в нём и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул... и учил их, говоря: не написано ли: «дом Мой домом молитвы наречётся...? а вы сделали его вертепом разбойников» (Мк, гл. 11:15–17). О чём здесь на самом деле шла речь. Собственно, храмовый комплекс, перестроенный при царе Ироде Великом, состоял из двух частей. Это была окружённая высокими стенами внутренняя часть, разделённая, в свою очередь, на площадь с крытыми колоннадами, куда был открыт доступ всем, включая и неевреев, и священная территория с забором из резного камня. На последнем были установлены таблички на греческом и латинском языках, предупреждавшие, что неиудеям под страхом смерти запрещено входить внутрь. Снаружи же у юго- западной части стены, окружавшей Храмовую гору, находилось пространство, застроенное, среди прочего, помещениями с лавками для торговцев и менял. По закону, каждый паломник, приходивший во время праздника в Иерусалим должен был совершить жертвоприношение в виде овцы, козы или даже быка, если был состоятелен, или двух голубей, если средств не хватало. К тому же обязательной была плата полушекеля в пользу Храма. Понятно, что приезжавшие со всех концов Иудеи и из заграницы пилигримы не возили с собой животных, а у иноземных прихожан могло к тому же не оказаться местной валюты (а деньги принимались только в шекелях). Для этого и находились перед Храмом торговцы и менялы. Делая выводы из этого, становится понятно, что не в Храме, а за его пределами устроил поборник веры свой погром с переворачиванием лотков, разбрасыванием монет и освобождением из клеток голубей. Это во-первых. Во–вторых, известно, что из полученной прибыли торговцы и менялы платили налоги как в храмовую казну, так и римским властям. Изгнав их, Иисус совершал «экономическое преступление» и лишал религиозные и светские власти поступлений в бюджет. Иисус, безусловно, знал об этом, но ему нужно было накалить обстановку в городе. Однако на самом деле этим он восстановил против себя только жреческую верхушку.

Следующими, на кого обратил свой гнев Иисус стали фарисеи («прушим» - отделившиеся, в переводе с иврита) современные ему толкователи иудаизма, проповедовавшие умеренность во всех жизненных начинаниях и бескомпромиссную борьбу с чуждыми, как они считали, еврейскому народу греко–римскими традициями, и книжники («софрим») – переписчики священных текстов и преподаватели грамоты, законов и писания. « ...остерегайтесь книжников, любящих ходить в длинных одеждах и принимать приветствия в народных собраниях, сидеть впереди в синагогах и возлежать на первом месте на пиршествах» (Мк, гл. 12 : 38 – 39 ) – провозглашал Иисус. Он обвинял фарисеев в том, что они «...все дела делают с тем, чтобы видели их люди» (Мф, гл. 23:5) и продолжал «... лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды ... уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония. Горе вам ... что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников» (Мф, гл. 23:25–29). Понятно, что после таких высказываний и призывов среди и этой категории иерусалимцев у нового пророка поклонников не прибавилось...

И, наконец, праведник из Назарета, поднаторевший в иносказаниях, и по праву негодовавший против засилья языческих веяний в Иудее и следовании им местным населением, искренне заявлял: «Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой нерукотворенный» (Мк, гл. 14:58). А простой народ понял это высказывание, как руководство к действию, и вполне был готов выполнить это указание непосредственно. Недаром тот же евангелист Марк свидетельствует, что во время разбирательства в Синедрионе нашлись обвиняющие Иисуса в призыве к разрушению Иерусалимского Храма. А это уже можно было воспринимать как прямой призыв к насильственным действиям. И можно только себе представить, к чему это могло привести в огромном городе, наводнённом десятками тысяч паломников и римскими гвардейцами во главе с префектом Пилатом. Кстати о последнем. Надо сказать, что его взаимоотношения как с подвластным народом, так и с иерусалимской жреческой верхушкой оставляли желать лучшего. После его неудачных попыток установить в городе изображения императора и успешного ограбления храмовой сокровищницы с последующим направлением вырученных средств на строительство водопровода обе конфликтующие стороны только и ждали случая, как бы свести счёты. И действия Иисуса вполне могли способствовать разрешению этого противостояния. Таким образом, проповедник из Галилеи, сам не желая того (а, возможно, и желая), оказался в центре событий.

Более всего он был опасен высшей храмовой верхушке. Ведь если бы его призывы возымели действие, и восстание против оккупантов всё же разразилось, оно, скорее всего, закончилось бы трагически для Иудеи, и возможно даже разрушением Храма. А это, в первую очередь, ударило бы по высшей аристократии, терявшей все свои привилегии, власть и богатство (что, собственно, и случилось через тридцать семь лет после разгрома антиримского восстания легионерами Веспасиана и Тита). В то же время, подавив в крови иудейский бунт, а в том, что так оно и будет, у него сомнений не было, Понтий Пилат вернул себе изрядно подмоченное многочисленными жалобами на него расположение императора. И, кто знает, может быть, даже получил бы повышение и покинул эту ненавистную постоянно бунтующую провинцию. Итак, жребий брошен: «...собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущение в народе» (Мф, гл. 25:3–6).

Но в том то и дело, что Иисусу необходимо было поднять мятеж именно в праздник, когда он смог бы рассчитывать на поддержку «широких народных масс», собравшихся в Святом городе. Тем более, что это праздник Песах, посвящённый избавлению еврейского народа от рабства египетского, и это обстоятельство может стать дополнительным психологическим стимулом для восстания против рабства римского. Пока же все его попытки затеять заварушку призывами и намёками не увенчались успехом. Поэтому надо было переходить к более решительным действиям.

Но к этому следовало подготовиться основательно, а, к тому же, на дворе действительно праздник, который нужно отметить по всем правилам. Пасхальную церемонию решил Иисус провести на Сионской горе, где, как традиционно считалось, был погребён царь Давид, т. е. «в городе Давидовом» согласно I Книги Царств, гл. 2:10. Это обстоятельство подтверждается словами апостола Петра, сказанными им впоследствии во время празднования Шавуот – торжества, посвящённого получением евреями Торы на горе Синай. А, согласно иудейскому закону, этот праздник всегда отмечается в том же помещении, что и предшествующий ему Песах. «Мужи братия! – заявил тогда «хранитель ключей от Царства Небесного». Да будет позволено с дерзновением сказать вам о праотце Давиде, что он умер и погребён, и гроб его у нас до сего дня» ( Деяния, гл.2:29). В воспоминаниях о путешествии по Земле Израиля в 20–х годах ХII в. еврейский путешественник из испанского города Тудела рабби Биньямин указывает на существование захоронения Давида на Сионском холме. Некоторое время спустя над могилой появляется помещение, которое и стало идентифицироваться христианами с «Горницей Тайной вечери», благодаря сложившейся к тому времени традиции, навеянной приведенным выше выступления Петра. В ХIV веке это место приобретается францисканцами, а после захвата Иерусалима турками здесь организовывается мечеть. В настоящее время здание находится под эгидой министерства религий Израиля и доступ в него открыт всем желающим. И, как многие достопримечательности столицы, «Комната Тайной вечери» хранит следы стилей и обычаев прошедших через это помещение событий и эпох. Стрельчатые готические своды соседствуют здесь с выполненными арабской вязью цитатами из Корана, узорчатый михраб – ниша, направленная в сторону Мекки, освещается солнечными лучами, проходящими сквозь витражные окна с изображениями царя Давида и Сулеймана Великолепного, а песнопения христианских паломников заглушаются громкими иудейскими молитвами – причитаниями, доносящимися из гробницы основателя Иерусалима.

Проследовав в эту комнату, мы и попытаемся понять, что же здесь произошло в тот исторический день. Во–первых, интересно уже то, что обыкновенный еврейский пасхальный седер (праздничную церемонию) объявили «тайной вечерей». Ведь в это время по всему Иерусалиму проходили десятки тысяч таких церемоний. От чего, собственно, нужно было «таиться» двенадцати евреям во главе со своим учителем? Наверняка, не от того, что он «взяв хлеб (видимо, всё – таки мацу, Ю. П.), благословил, преломил ... и взяв чашу, благодарив» (Мк, гл. 14:22-23), дал это всё своим ученикам. Я опускаю толкование этих действий, предложенные евангелистами и ставшие впоследствии одним из важнейших таинств христианской церкви. Ибо не об этом сейчас речь. Важно то, что Иисус решил в ходе этого собрания настроить своих товарищей на будущую борьбу и проверить, насколько они готовы к грядущим испытаниям. И что же он понял? На весть о том, один из них вскоре окажется предателем, «они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли?» (Мк, гл. 14:19). Пётр, правда, пообещал, что, «если все соблазнятся, но не я» (Мк, гл. 14: 9), на что, на всякий случай, Иисус парировал: «... истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоёт петух, трижды отречёшься от меня» (Мк, гл. 14:30). Когда же Иисус предложил: « ...кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч; ибо сказываю вам, что должно исполниться на мне и сему написанному: «и к злодеям причтён». Ибо то, что о Мне, приходит к концу. Они сказали: Господи! вот здесь два меча» (Лк, гл. 22:37–38). Разочарованному пастырю осталось лишь в сердцах промолвит: «довольно». Храбрых вояк в этой комнате не оказалось...

Но и это ещё не всё. Среди двенадцати был Иуда Искариот, возможно, единственный более менее образованный «иш крайот» (человек из Крайот – городка, что неподалеку от Иерусалима), в отличие от неотёсанных галилейских рыбаков, умом, а не только сердцем поверивший в пророчество странного проповедника из Галилеи. Видя, что рушится на глазах идея восстания против поработителей, этот фанатичный последователь идей своего наставника решает действовать самостоятельно. Ход его мыслей мог быть примерно следующий. Иисус – действительно Мессия, посланный Всевышним для освобождения Иудеи от римского владычества. Но народ (в том числе и ученики Спасителя, он в этом только что окончательно убедился во время пасхального пиршества) этого не понимает, несмотря на все чудеса, явлённые этим «учителем праведности», а также проповеди и пророчества, признесенные им на протяжении последней недели в Иерусалиме. Значит, события надо подтолкнуть арестом Иисуса. Вот, когда это произойдёт, ученики попытаются освободить своего кумира, и это станет знаком к восстанию. Даже если апостолы на это не пойдут, народ, ещё несколько дней назад постилавший свои одежды на пути следования Иисуса и восклицавший «Спасение Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне!» (Мф, гл. 21:8–9) выступит в его защиту, не даст в обиду и это станет поводом к мятежу. Возможность иного поворота событий в голову восторженного и самого последовательного ученика Иисуса даже не приходила. И Иуда идёт к первосвященнику, чтобы «сдать» ему Иисуса. Он знает, что учитель после пасхального ужина отправится, как обычно, в Гефсиманский сад (в чём не ошибся) и приводит туда солдат из храмовой стражи. Чтобы в темноте те не схватили другого, Иуда целует назарянина, указывая, кого именно следует арестовывать.

Отправимся и мы к подножию Масличной горы, где сегодня, по традиции, и находится Гефсимания. «Гат шменим» - «масличный пресс», так произносится название этого места на иврите. И вполне вероятно, что и две тысячи лет назад здесь производили оливковое масло, а, значит, распространялись не очень приятные запахи, что отпугивало людей и, в свою очередь, давало возможность компании Иисуса без свидетелей проводить свои встречи. Поэтому направились они сюда и в этот раз, и, несмотря на многочисленные просьбы учителя, апостолы, видимо, изрядно поддавшие во время пасхальной трапезы, уснули мертвецким сном. Лишь шум десятков стражников и любопытствующих разбудил их, но было уже поздно. Иисус схвачен. Пётр, правда, успел–таки выхватить меч и отсечь ухо у одного из стражников, но Иисус совершает, видимо, своё последнее чудо, «сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его» (Лк, гл. 22:51), а потом произнёс фразу, ставшую крылатой на века : «... возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечём погибнут» (Мф, гл. 26 : 52).

Сегодня в Гефсиманском саду стоит огромный храм Агонии Господней, потому что в алтарной части его находится камень, где Иисус «... находясь в борении... молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк, гл. 22:44). Церковь была построена по проекту итальянского архитектора А. Барлуцци (уже известного нам по капелле Плача Господня) в 1924 г. на пожертвования католиков разных стран мира. Внутри помещения царит полумрак: намёк на то, что арест Иисуса производился ночью – неординарная художественная находка автора сооружения. На фасаде над колоннадой изображение Всевышнего с табличкой с греческими буквами альфа и омега, двенадцати учеников Иисуса, евангелистов Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Парадная дверь украшена символическими изображениями оливковых деревьев, а во дворе можно увидеть древние маслины, возраст некоторых из которых, говорят, достигает двух тысяч лет. И если это так, то, возможно, эти деревья могли слышать душевные борения человека, в отчаянии произносившего здесь когда – то: «Отче! О, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо меня! Впрочем, не Моя воля, но твоя да будет» (Лк, гл. 22:42). И, наконец, смирившись с происходящим и произнесши: « ... но теперь – ваше время и власть тьмы» (Лк, гл. 22:53), Иисус сдался пришедшим, и они «Взявши его, повели, и привели в дом первосвященника». И как же оказался прав в своей оценке верности апостолов учитель: « ... все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: «поражу пастыря и рассеются овцы» (Мк, гл. 14:27). Пётр, правда, отправился сопровождать Иисуса, но «следовал издали» (Лк. гл. 22:53–54). Пойдём за ними и мы.

Традиционно считается, что дом первосвященика Каиафы находился недалеко от Сионской горы. По крайней мере, именно здесь в византийские времена строится церковь в память о суде Синедриона над Иисусом. Разрушенная в ходе персидского нашествия в начале VII века, она восстанавливается крестоносцами, но окончательно исчезает в 1330 г. Современный храм появляется здесь шестьсот лет спустя в 1931 г. и представляет собой огромное помещение с многочисленными мозаиками и витражами, повествующими о событиях, происходивших на этом месте в те трагические часы. Необходимо отметить, что интерьер церкви выполнен в светлых тонах и золоте, в противовес мрачности находящихся под нею подвальных помещений, ассоциируемых с тюремным казематом, в котором содержался святой узник в ночь перед казнью. Символично и название храма – Церковь Св. Петра в Галиканту, что в переводе с латинского означает «Петра и петушиного крика». Помните слова, обращённые Иисусом к Петру во время Тайной вечери: «... в эту ночь, прежде нежели пропоёт петух, трижды отречёшься от Меня» (Мф, гл. 26:34)? И действительно, Симон – Пётр успел три раза поклясться, что не знаком с осуждённым, перед тем, как услышал утреннее кукарекание, и «... вышел вон, плакал горько» (Мф, гл. 26 : 75). Но это уже не имело значения: учитель был осуждён. Осуждён за богохульство, хотя никто, нигде и никогда не слышал от него осуждение или поношение Всевышнего. Но мы уже говорили, что жреческой верхушке нужно было немедленно нейтрализовать опасного проповедника, действия которого могли привести к бунту «бессмысленному и беспощадному», как все мятежи на востоке. Члены Синедриона боролись за своё выживание, а в таком деле все средства хороши: и лжесвидетельство, и подкуп, и огульное осуждение невиновного. А впрочем, так ли уж невиновного?

Ведь недаром говорил о своём последователе Иоанн Креститель: «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня... Он будет крестить вас Духом Святым и огнём» (Мф, гл. 3:11). А в программной Нагорной проповеди уже учитель сам говорит: «Не думайте, что я пришёл нарушить закон или пророков; не нарушить пришёл Я, но исполнить» (Мф, гл. 5:17). А закон – это, прежде всего, Ветхий Завет – еврейская Библия, а значит и 2–й Псалом царя Давида: «Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его. Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их «Живущий на небесах посмеётся, Господь поругается им. Тогда скажет им во гневе Своём, и яростию Своею приведёт их в смятение: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею... Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника». И далее в Нагорной проповеди: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники... Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! ...Да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, и на небе... Твоё есть Царство и сила и слава во веки. Аминь» (Верую, «маамин» на иврите. Ю. П.) (Мф, гл. 6:7–13). Значит, в это надо веровать, а подчиняться «Отче» - Господу еврейскому, а не богу – императору римскому? А такое: « Огонь Я пришёл низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Думаете ли вы, что Я пришёл дать мир земле (Иисус, наверняка произнёс слово «эрец», что в переводе с иврита означает «страна», т. е. Иудея; греческий автор этого мог и не знать. Ю. П. )? нет, говорю вам, но разделение» (Лк, гл. 12:49, 51). Ну да, «прежде, чем объединяться, нужно решительно размежеваться», - недаром сказал через два тысячелетия другой бунтовщик... В общем, «первосвященники и старейшины» ни минуты не сомневались, что поймали страшного злодея, которого надо немедленно казнить. Вот только право на это было лишь у другого злодея – префекта Иудеи Понтия Пилата. И потому «...от Каиафы повели Иисуса в преторию... Пилат вышел к ним и сказал: в чём вы обвиняете Человека Сего? Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе» (Ин, гл. 18:28–30). Далее последовал типичный восточный торг с препирательствами, передачей ответственности в чужие руки, взаимными обвинениями и формальными разбирательствами. Ну очень не хотелось римскому наместнику идти на поводу у наглых подчинённых. Тем более, что бунт, который мог затеять этот странный еврейский рабби, был бы как нельзя кстати жестокому казнокраду и властолюбцу, о чём уже говорилось выше. Но когда он услышал недвусмысленную угрозу: «... если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царём, противник кесарю» (Ин, гл.19:12). И далее, когда ему популярно объяснили, что стоящего перед ним несчастного еврея называют Мессией, а это значит, что по местной традиции он – наследник иудейского престола. А поэтому скоро поднимет в стране восстание, захватит власть и, кесарю твоему здесь места больше не будет. Да и тебе тоже...

«Тогда наконец он предал Его на распятие. И взяли Иисуса и повели... Пилат же написал и надпись и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский» (Ин, гл. 19:16,19). «Тогда Иуда... увидев, что Он осуждён... бросил серебренники... пошёл и удавился (Мф, гл. 27:3, 5). А что ещё оставалось несчастному прожектёру–фанатику, увидевшему, что планам его не сбыться. Всё пропало, Иисус не Мессия, а значит и деньги ни к чему, и жить не стоит...

По поводу того, где происходил суд Пилата над Иисусом, споры ведутся уже много столетий. Современная христианская традиция утверждает, что его резиденция располагалась в крепости Антония, там, где сегодня находится школа для арабских девочек «Аль–Омария». Это неподалеку от Львиных ворот Старого города, и отсюда начинается печально знаменитая «Виа Долороза» - улица, по которой Иисуса вели на казнь. Четырнадцать остановок этого скорбного пути повествуют о последних встречах осуждённого с матерью, Св. Вероникой, Иосифом Киринеянином, о неоднократных падениях под тяжестью креста. Последние пять остановок, включая Голгофу, Камень помазания и пещеру Воскресения, находятся под сводами Храма Гроба Господня. Миллионы христианских паломников ежегодно проходят этот путь, каждый для себя заново переживая последние часы земной жизни Спасителя. Об этих остановках написаны сотни тысяч книг, и я отсылаю интересующихся к этим важным источникам. Но, так как наше путешествие несколько отличается от традиционной трактовки событий, я предлагаю «пойти другим путём» и продолжить, да и закончить его в так называемом «Саду–могиле», расположенном напротив Дамасских (Шхемских) ворот Старого города.

Итак, стучим в калитку. Нам её открывают, и мы оказываемся в восхитительном саду: вокруг покой, умиротворённость, тишина. Лишь негромкие песнопения паломников нарушают (а нарушают ли?) идиллию. Закончив молитву, они направляются вглубь сада. Проследуем за ними и мы, и через несколько мгновений оказываемся возле живописной скалы. Приглядевшись повнимательнее, мы вдруг обнаруживаем, что по форме она напоминает человеческий череп. А Иисус был распят на Голгофе. А слово это происходит от арамейского «голгота» - череп. Знал об этом и английский генерал Ч. Гордон, который в 1882 году и идентифицировал эту скалу с местом казни Иисуса из Назарета. Обследовав окружающую местность, он обнаружил также и древнюю гробницу, по всем параметрам подходившую под описание склепа ученика Иисуса Иосифа Аримафейского. Сомнений не было: последние часы земного бытия Спасителя прошли здесь! В 1894 году в Англии образовывается Община Сада Гроба Господня, на средства которой впоследствии была приобретена эта территория, которая вскоре объявляется очередной святыней Иерусалима. Правда, только для представителей протестантских направлений христианства.

А теперь подойдём к пещере–захоронению, поудобней устроимся в тени на скамейке и продолжим наши рассуждения. «Был час третий, и распяли Его, - читаем мы в Евангелии от Марка (гл. 15:25), и далее: «В девятом часу возопил Иисус громким голосом... и испустил дух (гл. 15:34, 37). У Иоанна и того интересней: он не описывает подробно страданий осуждённого, а просто замечает: «После того Иисус, зная, что уже свершилось... говорит: жажду... Воины, напоивши уксусом губку и наложивши на иссоп, поднесли к устам Его. Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: свершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Ин, гл. 19:28-30 . Остальные распятые пока живы. «Но как тогда была пятница, - продолжает Иоанн (гл. 19:31-34, 38–39), то Иудеи, дабы не оставить тех на кресте в субботу... просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак, пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, пришедши к Иисусу, как увидели его уже умершим, не перебили у Него голеней. Но один из воинов копьём пронзил Ему рёбра, и тотчас истекла кровь и вода... После сего Иосиф из Аримафеи, ученик Иисуса... просил Пилата, чтобы снять Тело Иисуса; и Пилат позволил. Он вошёл и снял Тело Иисуса. Пришёл также и Никодим... и принёс состав из смирны и алоя, литр около ста». И кто, собственно, были эти люди? «Иосиф из Аримафеи, - читаем в Евангенлии от Марка (гл. 15:43) знаменитый член совета (Синедриона! Ю. П.). «Между фарисеями был некто Никодим, утверждает евангелист Иоанн (гл 3:1) - один из начальников Иудейских». Значит, Иисус заблаговременно заручился поддержкой и высших кругов религиозного истеблишмента и мог впоследствии наверняка на них рассчитывать. По крайней мере, эти двое, рискуя навлечь на себя подозрения римлян, всё–таки решились на такой смелый шаг. А что же «верные ученики»? Их просто след простыл...

Продолжим, однако. «Итак, они взяли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. На том месте, где Он был распят, был сад, и в саду гроб новый... Там положили Иисуса» (Ин, 19:31–34, 38-42). А теперь так: за шесть часов распятый, как правило, не умирает (пример тому – состояние остальных двух, висящих рядом), гвоздями мучители пользовались далеко не всегда, чаще привязывали к кресту – хотели, чтобы агония несчастных продолжалась как можно дольше для устрашения и назидания потенциальным преступникам. Кстати, о том, что Иисуса пригвоздили к кресту, лишь косвенно свидетельствует эпизод, когда он был вынужден продемонстрировать свои раны на кистях рук, чтобы убедить Фому Неверующего. Впрочем, гвоздями протыкали не кисти рук – под тяжестью тела они тут же разорвались бы – а локти, где кости были покрепче. Ну а то, что из раны на груди Иисуса протекла кровь и вода (сукровица), на самом деле свидетельствует то, что он был скорее жив, чем мёртв... Обернув тело в материю, пропитанную настойкой из смирны и алоэ, Иосиф и Никодим, таким образом, продезинфицировали раны Иисуса... Словом, было продумано и сделано многое, чтобы казнённый «воскрес»...

В Евангелиях много и подробно рассказывается о рождении Иисуса, его детских годах, начале проповеднической деятельности и совершённых им чудесах, последних часах жизни, воскресении из мёртвых и вознесении на небеса. Но во всем этом жизнеописании отсутствует почти двадцатилетний отрезок времени от совершеннолетия до начала активных действий в последние два–три года. Где все это время он был, что делал, чему учился – эта загадка мучает исследователей вот уже почти два тысячелетия. Одна из версий–разгадок нашла своё воплощение в истории о пребывании Иисуса в... Индии. В 1887 г. русский исследователь Н. Нотович побывавал в этой стране и в дальнейшем издал книгу « Неизвестная жизнь Иисуса Христа» («Тибетское сказание»). В ней он утверждает, что в тринадцатилетнем возрасте Иисус сбежал из дома и вместе с торговым караваном отправился через Персию в Индию. Согласно древним манускриптам, якобы обнаруженным Нотовичем в ходе его путешествия, выясняется, что беглец учился в школах при буддистских храмах, где освоил науку использования лечебных трав и снадобий, углубил свои познания в математике, дискутировал с индуистскими жрецами по вопросам религии, глубоко познал систему йоги. После десятилетнего пребывания в Индии Иисус перебрался в Непал, где продолжал свою учёбу, а затем через Кашмир и Персию возвратился в Иудею. Вполне возможно, что Иоанн привёл его на север Мёртвого моря и привлёк в кумранскую секту ессеев, одним из направлений деятельности которой была борьба как против господства римлян, так и за нравственное обновление иудаизма. Пребывание среди кумранитов в конце концов подвигло Иисуса к той деятельности, которой он активно занялся впоследствии. Ну а дальше произошло то, что произошло: навыки йоги – профессионала и помощь Иосифа и Никодима привели к тому, что Иисусу удалось выжить, и он покинул место своего захоронения...

«В первый же день недели («йом ришон» - этот день на иврите называется так по сей день. Ю. П.)... Мария Магдалина... и Мария, мать Иакова и другие с ними... пришли ко гробу... и вошедши не нашли Тело Господа Иисуса (и разум их принять этого, естественно, не мог. Ю. П.). Когда же недоумевали они о сём, вдруг предстали пред ними два мужа в одеждах блистающих (может быть это и были Иосиф и Никодим? Ю. П.). И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, - сказали им: что вы ищите живого между мёртвыми? Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть» (Лк. гл. 24:1–7). И далее там же: «И вспомнили они слова Его», и даже смогли вычислить, что казнили Иисуса в пятницу, потом была суббота и сегодня, действительно пошёл третий день. После этого женщины «сказали о сём Апостолам. И показались им слова их пустыми, и не поверили им. Но Пётр, встав, побежал ко гробу, и наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошёл назад, дивясь сам себе происшедшему» (Лк. гл. 24:10–12). Тогда уже Иисус не выдержал (уж какое большее чудо нужно им явить!) и «вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришёл и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, он показал им руки (и ноги) и рёбра Свои. Ученики Обрадовались, увидев Господа (но, видимо, почему–то смолчали. Ю. П.). Иисус же сказал им вторично: мир вам! Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас (помните последние слова, произнесённые им на кресте: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня Оставил? (Мк, гл. 15: 4) Ю. П.). Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого» (Ин, гл. 20:19–22). Ну что ещё ему, несчастному, оставалось!

Покинутый всеми, недавний кумир и обожаемый учитель, Иисус возвращается в родную Галилею. Он понимает, что его попытка поднять жестоковыйных соплеменников на борьбу с римской оккупацией потерпела полное фиаско. Что не может рассчитывать даже на своих учеников, которых так долго обучал и воспитывал. Что попадись он вторично в руки первосвященников или римлян, живым ему уже не уйти. Да, «круг этих революционеров», по сути, состоит из него одного и «страшно далёк от него народ» - так, переформулируя классика, можно охарактеризовать создавшуюся ситуацию. И Иисус решает вернуться туда, где прошла его молодость, где он, собственно, научился многому из того, что знает и умеет. И Бог же его знает, возможно, через несколько десятилетий (ведь ему, в конце концов, только тридцать три) его знания, ум, энергия и искренняя вера в лучшую судьбу будет востребованы Иерусалимом, пока «избивающий пророков и камнями побивающий посланных ему» (Лк, гл. 13:34). Вот тогда он и возвратится в родную Индию. А пока Иисус ещё раз приходит к своим горе-ученикам и «упрекал их за неверие и жестокосердие» (Мк, 16:14), дает им последнее наставление: «Идите, научите все народы... соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф, гл. 28:19–20). Предсказывает судьбу рыбарю Симону, тому самому, о котором сказал: « ... ты – Пётр, и на сём камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её; и дам тебе ключи от Царства Небесного» (Мф, 16:1819): «Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то перепоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состареешься, то прострёшь руки твои, и другой перепояшет тебя и поведёт, куда не хочешь» (Ин, гл. 21:18). Действительно, апостол Пётр отправился в Рим и фактически оказался основателем христианской общины в этом городе, то есть согласно католической традиции, стал первым папой римским и умер мученической смертью на кресте в Вечном городе. А Иисус из Назарета вновь отправился в добровольное изгнание в знакомую с юношества Индию.

Город Сринагар, столица индийского штата Кашмир, расположен у подножия Гималайских гор, на высоте полутора тысяч метров над уровнем моря, в самой северной части полуострова Индостан. Триста тысяч проживающих в нём жителей с гордостью называют его священным. И действительно, это город многочисленных храмов, религиозных легенд, его улицы всегда запружены тысячами паломников. Однако, одно здание, внешне, в общем-то, абсолютно неприметное, вызывает особый интерес. Ещё бы, если в нём находится могила, в которой покоится прах Юсы Асафа – Иисуса Собирателя, умершего здесь в возрасте 115 лет. В это свято верят многие жители Сринагара, некоторые из которых искренне считают себя даже его прямыми потомками. А их правоту подтверждает документ – судебное решение исламских завоевателей Кашмира, изданное в 1766 году и гласящее, что «на основе имеющихся доказательств здесь покоится Юс Асаф, который прибыл в Кашмир, чтобы проповедовать среди людей». Нам же остаётся либо согласиться с этой версией, либо отправится в Сринагар, чтобы... Но это будет уже другое путешествие. Мы же заканчиваем наше пребывание в «Садовой могиле», наверное, ещё более обескураженные и запутанные, но, надеюсь, обогащённые новыми идеями, знаниями и сомнениями. Амен.

Юрий Полторак

Об авторе: Юрий Полторак - профессиональный дипломированный гид с 18-летним стажем работы в Израиле и журналист. Родился в Киеве в 1953 г, в 1991 г. репатриировался в Израиль. Он является автором первого в стране русскоязычного путеводителя по Хайфе (1993), дополненного и переизданного в 2005г. под названием «Хайфа. Путешествия по городу». В 2007 г. израильским издательством «Иврус» выпущен его новый путеводитель по северной столице Израиля, в 2008 г. путеводитель по городу Акко, а в 2009 г. путеводитель по достопримечательностям Тверии и окрестностей моря Галилейского. Ему также принадлежат оригинальные подборки статей «С Марком Твеном по Святой земле», «Путешествия по Земле Обетованной» и многие другие публикации в периодической израильской и зарубежной прессе и интернете на темы туризма и краеведения. Юрий Полторак является составителем ряда тематических экскурсий по стране в ведущих туристических компаниях Израиля и участником передач об истории Святой Земли израильской радиостанции «РЭКА», русскоязычного канала телевидения «Израиль плюс», радио «Свобода». Для заказа его экскурсий можно связаться с ним в Израиле по тел. 972-4-8641-617 и 972-505-438-776 или по электронной почте по адресу: 1poltorak53@gmail.com. 

ИерусалимПасхаИисусбиблияПонтий Пилатверсии 

17.04.2012, 3311 просмотров.



Обсудить на ФОРУМЕ



Также читайте:

05.02.2008 17:07:49

Иерусалим. Долина Кидрона.

Русло потока Кидрона, та часть, что располагается между Храмовой и Масличной горами и называется Царской долиной или Долиной Йеошафата (Иосафата). Наберитесь терпения — рассказ будет длинным, в отличие от самой прогулки. Ну-с, с чего начнем занудствовать?

Михаил Король

ИерусалимэкскурсияДолина Кидрона 

11.03.2008 12:59:52

Печати и буллы библейских времен

Израильские печати, датируемые 8-7 веками до н. э. представляют огромный интерес для исследователей, так как печати являются источником знаний об искусстве Израиля и Иудеи. Темы, представленные на печатях, имели заимствования из египетских и финикийских художественных традиций. Кроме заимствованных, в резных печатях были представлены и оригинальные мотивы.

Юдовин Рами

 

 

печатибуллынаходкибиблия 

19.10.2007 23:33:46

Иерусалим. Как рождаются великие открытия.

Там, в захоронении времён Первого Храма, нашим проводником была сделана одна из самых выдающихся находок в археологии Святой Земли, которую можно по значимости сравнить, пожалуй, лишь с  Кумранскими рукописями.

Я предвкушала его рассказ несколько недель!
И вот теперь выдающийся археолог внезапно заявляет: «Я устал, уже поздно, на сегодня — хватит»…
Как же так? И как после этого жить?
Гордюсь собой! Потому что именно я кинулась Габи в ножки с криком: «Не погуби, батюшка!!!»
Ну, может, текст был чуть другим, но суть — передана верно. Главное — сработало! Не меньше сорока минут мы, затаив дыхание, слушали…

Зоя Брук 

Иерусалимбиблияоткрытияраскопкинаходки 

Поиск отелей

Дата заезда

calendar

Дата отъезда

calendar

История и археология

30.08.2012 16:36:02

Израильские археологи обнаружили статуэтки, возраст которых составляет 9500 лет

9.500 лет - примерно столько лет фигуркам животных, которые были найдены археологами при расширении трассы. Археологи обнаружили фигурки барана и дикого быка в Тель-Моза, богатом археологическом раскопе в Иудейских горах неподалеку от Иерусалима.

ИзраильнаходкиТель-Моза 

23.09.2009 12:07:08

Немецкие археологи раскопали неразграбленную могилу древнего сирийского царя

Германские археологи сообщили о сенсационной находке в сирийском городе Катна. Они раскопали остатки древнего королевского дворца и погребения, наполненные костями и драгоценностями, возраст которых, по некоторым оценкам, превышает 3.500 лет.

раскопкинаходкиСирия 

Архив "История и археология"

Aviasales.ru

Aviasales.ru


Copyright © 2007-2017 JUDAEA.RU

Все права защищены. Перепечатка, в том числе размещение на сайтах, публикация в СМИ, издание книг, сборников, альманахов, распространение на электронных носителях и т.д. без письменного разрешения запрещены. Подробнее

Rambler's Top100